lyll2001 (lyll2001) wrote,
lyll2001
lyll2001

еще глава

 

Несколько дней было тихо, а потом бабушка пришла от соседки, утирая платочком морщинистые щеки. «Бабуля, что случилось?» «Сын у соседки пропал, ты его и не видала,  поди, он коров пас, как на зорьке уйдет так только ввечеру, и появиться…Страшненький он у нее был, да добрый… Где теперь такого пастуха возьмем?? Коровок любил, грибы-ягоды на продажу носил, мать берег»…Из бабулиных слов мало – по малу сложилась такая картина: накануне вечером пастух как всегда пригнал коров в восьмом часу, и пришел домой ужинать и переодеваться. Мать как всегда слегка подтопила ему баню – хорошенько парился Пашка раз в неделю, а вот осматривался от клещей и полоскался каждый день. После бани тут же и спать, но в этот раз сын сказал матери, что пойдет к соседу, договорится об оплате за корову не деньгами, а  дровами. Ушел и не вернулся. Поутру хозяйки не дождавшись пастуха, побежали к нему домой (жутко ругаясь по дороге – рабочий день все же). Мать встретила их полным недоумением – сын взрослый, мешок с едой собранный с вечера нетронутый лежал в холодильнике, вся его пастушеская сбруя тоже была дома. Добежали до соседа, подумывая, что мужики гульнули, вечерком и еще не продрали глазоньки, однако сосед был трезв и собирался на работу второй электричкой. На расспросы спокойно ответил – что с Пашкой договорился, дрова к сентябрю привезет, а наколоть и сложить тот сам собирался. В растерянности хозяйки, опаздывающие на работу, попросили бабусек – пенсионерок иногда подменяющих пастуха вывести коров в ближайший лесок, а сами побежали на работу. К вечеру кризис достиг апогея – был вызван участковый, который ходил по домам и расспрашивал всех встречных о пропавшем пастухе. Мужики, собравшись втроем, съездили к ближайшему озерку, где как им было известно, пастух зимой рыбачил, иногда пропадая на неделю-другую. В дощатом сарайчике, крытом толью, обнаружили несколько удочек, алюминиевый чайник и телогрейку, но никаких следов пропажи. Прошла еще неделя, бабуськи распределившись между собой, пасли коров по очереди и уже начинали спорить о распределении платы, как по поселку разнеслась печальная весть – в том самом озерке заезжий рыболов обнаружил всплывшее раздувшееся тело. «Скорая» и милиция проскочили по центральной улице к лесу, и часа через два уже медленно вернулись и проехали в сторону станции. Морга при фельдшерском пункте не было, и тело увезли в город, туда же вызвали почерневшую от горя соседку, а еще через день у ее дома стояли две шикарные машины. Из одной выбрался высокий и здоровенный,  как шкаф мужик в костюме и галстуке, его сотовый постоянно звонил, но он, не донеся его до уха, нажимал кнопку отмены. Из второй выбралась полноватая дама в летнем платье с прехорошенькой девочкой в косичках и высокий сутулый дядечка в очках. Костюм сидел на нем как-то неловко, галстук болтался селедкой, но именно на его плече  мать пролилась слезами как тучка дождем. Дама оказалась невесткой, очень деловито, без суеты она организовала похороны, собрала все справки и бумаги, наняла копателей и оркестр, закупила одноразовую посуду  для поминок и сделала выручку ближайшему магазину. Похороны вышли печальными – все жалели бабу Клаву, понимая, что налаженный быт поломан на корню. Невестка ее к себе и не приглашала, старший сын звал, но с уверенностью, что мать никуда  не поедет, а между тем жизнь в деревне для одинокой и сломленной горем женщины не сахар. Радовалась поездке к бабушке только внучка,  малышка лет пяти вдохновенно носилась за курицами, рвала огурцы с грядки и подозрительно их разглядывала в поисках упаковки. Мне выпало присматривать за ней, пока женщины готовили поминальный стол и резали лапник для разбрасывания за машиной. Ехать на кладбище я не собиралась -  оно было недалеко, «старая часть» располагалась в прогретом солнцем сосняке, а свежие могилы копали в мрачном холодноватом ельнике.  У соседки был «фамильный» участок в «старой части» и так случилось что буквально на следующий день, немного заплутав, мы с бабулей вышли как раз к кладбищу и издалека увидели могилу, отмеченную высоким деревянным крестом который обычно через год менялся на памятник, или крест из более прочного материала. «Странно, бабуль, как пастух утонул?? Ведь он рыбак был, и вообще, мужик здоровый…» «А что удивительного? – пожала бабуля плечами – ногу свело, или перегрелся, а может и выпил, вот в прошлом году у Михайловны внук утоп – по пьяни в  поливальной бочке, видно окунуться хотел, да не вынырнул. Пошли - ка домой Глаша, грибы почистим, а то утомятся». И мы зашагали по утоптанной пыльной тропке прочь из леса.

Со всеми этими невеселыми событиями я совсем позабыла  и о девчонке в больнице, и об удивительном перстне подаренном Маринке, да и Макс с Егором были заняты, и обсудить все странности с друзьями не получалось. Но  тут как всегда вмешались высшие силы (моя бабуля-художница видит их проявление везде – от нового заказа, до  разлитого чая). К нам вновь зашел участковый и попросил подписать перепечатанный протокол опроса свидетелей. Подмахнув три листочка с закорючкой, я вновь перенеслась мыслями к  клубу и полутьме скверика – «Скажите, Настя уже может разговаривать??» «Нет, врачи говорят, что даже написать не сможет – маскирующие воспоминания, ей кажется, что она просто упала или что ее сбила машина, если только постепенно захочет сама вспомнить. До свидания» - участковый откланялся, а я вновь стала пытать бабулю. «Баба, а ты эту девчонку знаешь?» «В  деревне все всех знают, ее то плохо помню, а вот мать у нее заполошная, выскочила замуж лет в 17, родила  и уехала в город, дочку матери подкинула, а у той еще свой сын на руках. Так ее бабушка растила?? Не совсем, года три ей было – воротилась мать с мужиком, пожили тут сколько-то и уехали, девчонку с собой забрали, а на лето все одно к бабке привозят. Мать хоть вздохнула чуток, да сын у нее тоже вырос, в городе работает, матери помогает. Значит девчонка не местная все-таки? Ну как не местная, коли ее тут каждая собака знает,  и парень у нее тут есть». «А кто не знаешь??» «Да Михася младший сынок, видала я их как-то, шли под ручку, смеялись». «Михась это кто»? «Да ты не знаешь его, наверное, начальник в лесхозе, жена его учительницей в школе работает, Старшая дочка у них замужем давно, сын старший в лесхозе и работает, а младший в институт готовится, твой ровесник». «А Михась это прозвище»?? «Фамилия, жена у него Нелля Олеговна Михась, а дочка где-то у леса живет».

Вечером мы как обычно собрались на скамейке возле Наташкиного дома. Широкая доска удобно прислонялась к высокому забору палисадника, а от бдительных взглядов соседей укрывали кусты сирени и акации. К тому же была видна центральная дорога, по которой время от времени проезжали машины и проходили парочки. Иногда собиралась компания побольше,  тогда все шли в рощу играть в волейбол, или просто жечь костер и печь картошку. И Мишка, и Светка могли побренчать на гитаре, Макс сражал всех своим классическим репертуаром, вынесенным из стен музыкальной школы, тихая девочка Таня с соседней улицы играла мелодичные, задушевные песни, которые никто не знал, но быстро выучивали и подпевали. Однажды к нашему огоньку вышли, бравы молодцы – солдаты, обустраивающие неподалеку летнюю площадку для каких-то армейских дел. Решив произвести впечатление на девчонок самый старший по званию попросил гитару и резво ударив по струнам, запел что-то из разряда «Ты подожди и вернусь..» мы вежливо дослушали, а потом спокойно передали гитару Тане. Невысокая и хрупкая она почти скрылась за инструментом, но когда полилась музыка… В общем солдаты все поняли и выразили свое восхищение громкими аплодисментами, распугав окрестных комаров. Правда, старшой еще поворчал, что мол «все эти переборы – это только для девчонок»… Но его никто не слушал, быстро завершив концерт сыграли пару партий в волейбол, и успокоив нервы реваншем бойцы удалились.

В этот вечер мы не собирались в лес, у всех оставались дома незаконченные дела, думали посидеть немного и разойтись засветло. Я просила Наташку указать мне младшего Михася. «На что он тебе сдался?? Удивилась подружка. Да интересно просто, посмотреть на него хочу, бабуля сказала, что Настя с ним дружила. Девчонка, которую тогда на дискотеке»…Все помолчали, тогда вдруг заговорил  Макс: «Что-то тут странное твориться, не заметили??» «Поясни?» «Смотрите, я отдыхаю здесь каждое лето, примерно раз в неделю происходит событие,  которое обсуждается всем поселком. Разные события – свадьба, похороны, крестины, драка или грабеж магазина, но в этот раз за две недели таких событий произошло пять.  Заметьте, именно в нашем круге общения, т.е. это не исключает подобных событий в поселке в целом. Поправив очки, в тонкой металлической оправе, Макс продолжил тем же суховатым, аналитическим тоном: «Конечно, статистика условна, но она отражает появление какого-то нового фактора». Мы дружной компанией высмеяли печального пророка, припомнив ему и свадьбу которую он считал невозможной из-за того, что она откладывалась несколько раз.  Недавнюю кражу из магазина двух ящиков водки – Макс доказывал, что грабители приезжие но, увы, похитители дотащили свою добычу до ближайшего стога, и там упились до изумления. Поутру их там обнаружила жена одного из них, и гнала дрыном до магазина, заставив  вернуть остатки товара с извинениями. Макс надулся и замолчал, тут как раз Наташка кивнула мне на компанию из нескольких парней проходивших по «Бродвею» - «Вот смотри, тот что пониже – младший Михась. А рядом кто?? Не знаю, тоже из их класса, кажется. А как его зовут?? Не помню, в школе Михась и  все». Я старалась получше рассмотреть интересующую меня личность. Парень как парень - худощавый, не слишком высокий, но Настя как мне помнится, тоже невысока. Длинноватый нос маскировался, а точнее подчеркивался длинной пшеничной челкой падающей на глаза. Одет он в штаны неразличимого оттенка серого и черную футболку с нечитаемой надписью кровавыми буквами. Пару раз оглянувшись на мой пристальный взгляд компания проследовала мимо. Мы с Наташкой и Светкой дружно рассмеялись им вслед заставив прибавить шагу. Поговорив еще немного и полюбовавшись вечерним променадом, разошлись по домам. Таская лейки с водой от кадушки, я обдумывала слова Макса серьезнее, пожалуй,  он прав еще пара происшествий и мы побьем рекорд различных неприятностей в поселке. Вода, нагретая за день, ласково плескала на ноги, но солнце садилось, загудели комары, мокрые руки стали чувствовать ветерок, поспешно разбрызгав последнюю лейку, закрыла на ночь кур и пошла вместе с бабулей пить чай. Устроились на кухне – двери открыли на освещенный двор, опустив тонкую тюлевую штору, зашумел и щелкнул электрочайник, в заварник полилась вода, облачком всплыл аромат чая приправленного смородиновым листом и мятой. На блюдце лежали пряники и сушки, в вазочке поблескивало варенье – благодать. Бабуля пила чай из блюдца, беззвучно прихлебывая дымящуюся жидкость, заедая кусочками сушки, я предпочла низкую широкую чашку и варенье. В нашу вечернюю идиллию шагнул из  калитки белозубый улыбчивый гость. «Николай Иваныч, пожалуйте к нам, чайку попить» - радушно пригласила бабуля, поднимаясь с лавки. «Спасибо, Леонида Селиверстовна! Выпью с удовольствием!» Энергичный гость придвинул к столу стул с гнутой спинкой, взял чашку, протянутую хозяйкой, и с удовольствием наполнил чашку чаем, вдыхая ароматный парок.

- А отчего, Николай Иваныч, не видно вас было на свадьбе у Карболовых?? Так там славно повеселились, и пели и плясали.

- Срочно в Глинки вызвали, Леонида Селиверстовна, корова на крюк напоролась, пришлось шить, да по мелочи всякого набралось – козы, кошки, поросята, все же не часто там бываю.

-И Лену вашу там не видели.

-Лена собиралась пойти, да Машуня приболела, полгодика уже, зубки стали резаться, вот и пронянчилась с нею весь день, а я только к ночи вернулся. Тут и я решила вмешаться в беседу:

-А какой подарок невесте подарил Леонид Петрович!! Я старательно закатила глазки, дабы не видеть сморщившуюся бабулю.

-Что же там такое замечательное?? Никак на корову расщедрился?? Пошутил ветеринар

-Что вы, что вы! Перстень, золотой, старинный, и камень чуть не с орех!! Сосед прихлебнул чаю.

-Ну видать от бабки наследство осталось, моя Ленушка мамино кольцо носит, хоть и неказистое, а как память. Я хмыкнула

-Сомневаюсь, что здесь бабки столь состоятельные в 19 веке жили, кольцо действительно старинное, Николай Иваныч, и камушек там очень крупный и красивый, не знаю, как называется, но впечатляет.

Как мне успела поведать бабушка, ветеринар не чурался прекрасного – сам обустраивал и украшал свой дом. Вечерами не только обихаживал домашнюю живность, но и резал из дерева наличники, подзоры и прочие деревянные кружева. Жена его работала учительницей начальных классов, но сейчас сидела в декрете со второй дочуркой. Дом выделенный им под жилье был старым, казенным, в нем много лет никто не жил, и лишь сменяли друг друга скоротечные конторы, тресты и управления. Прежде я его и не замечала за буйными кустами акации и крапивой. В этот мой приезд все изменилось – акация и крапива сгинули, окна избавились от застарелой пыли, сетчатый забор палисадника узнал, что такое краска. Вечерами я частенько засыпала под стук топора или визг пилы с соседнего участка. Впрочем, нередко оттуда доносилась и музыка, и запах жареного мяса, а молодая женщина с коляской иногда останавливалась у наших ворот поболтать с бабулей пока малышка лежала тихо. А еще новый бабулин сосед отличался веселым нравом, и даже выполняя свою не слишком чистую и благоуханную работу, ухитрялся посмеиваться и сыпать шутками. Вот и сейчас он попытался развеять наши недоумения по поводу дорогого подарка невесте

-Ну может быть там была какая ни будь таинственная любовная история, или не знаю, это выкуп за жениха. Долив чаю, Николай Иванович улыбнулся в черные усы.

-А может просто расщедрился человек, решил грехи замолить на старости лет. Но тут уж взвилась бабуля.

-Вы как хотите Николай Иванович, а неспроста этот тип такими подарками швыряется, виноват он перед Маринкиной матерью, не спорю – сколько лет девке голову морочил. Потом уж отец ее ремнем выдрал, да за Димку Карсакина выдал. А этот кабан через месяц на Вальке женился, и на свадьбу полдеревни собрал. А что уж говорить, махнула рукой бабуля, но я буду не я, если  ему шею не намылю, все цветочки гад, загубил.

Николай Иванович еще немного посидел с нами, смеша бабулю байками из своей врачебной деятельности, но вскоре удалился, пообещав принести какой-то необычный сорт базилика, который ему удалось раздобыть в Глинках. Полюбовавшись догорающими отблесками заката, мы принялись убирать со стола, а потом, зевая, разошлись по своим кроватям.

Утро началось рано – петух повадился взлетать на ставень прямо под моим окном и громко, громко кукарекать, надрывая горло до противного сипа,  пока я не встану. Бабулю я застала внизу, у печи, мурлыкая что-то бодрое себе под нос она к моему удивлению варила в маленькой кастрюльке варенье. Удивление вызвал размер посудины – результата усилий едва на пол-литровую баночку наберется.

-Доброе утро, баба!

-Доброе, доброе,  егоза! Подай-ка мне баночку. Я взяла со стола приготовленную сухую действительно пол - литровую баночку и с любопытством поглядывала, как бабуля бережно перелила горячее варенье в баночку, нюхнула его и против обыкновения закрыла пластиковой крышкой, причем не новой. Потом бабуля так же аккуратно собрала кастрюльку, ложку, россыпь травок со стола и вынесла все в сени. Эх, жаль, что баночка закрыта – викторийное варенье, мое любимое. Я только хотела подобрать со стола пальцем аппетитную красную капельку, как вернулась бабуля и вытерла мне руку тряпкой. Иди, умывайся, и к обеду сама что-нибудь придумай, мне сегодня надо в гости сходить. Еще через час бабуля тщательно одетая в голубенькое платье с синими цветочками и подвязанная по случаю жары белым платочком чинно выплывала из калитки с корзинкой на руке. В корзинке лежала баночка варенья и кое-какая рассада с бабулиных особых грядок. Надо сказать, что Мишкина мать, которую я изредка  видела в магазине, очень увлекалась садоводством, об этом знал весь поселок, и говорить с нею на садово-огородные темы избегал. А вот баба Нида, примерно раз в месяц отправлялась к ней в гости и за чаем с пирогами две женщины вели долгие беседы о том чем лучше поливать компостную кучу, и какие сорта яблонь наиболее урожайны в данном районе. Так как визиты были регулярными, к ним привыкли, и все родственники увлеченной садовницы старались исчезнуть из дома, получая свободу от копания, таскания и полива на целых пол - дня. В этот раз бабуля воротилась как обычно, но чем-то особенно довольная. А вечером сидя на скамейке у Наташкиного палисадника, я не знала, смеяться или плакать – бабуля отомстила за свои огненные «Оскары»!!

Весь поселок гудел и хихикал – большой человек прямо на переговорах сбежал в туалет, и  его до сих пор не могли оттуда достать. Причем срочно вызванные врачи рекомендуют принять «иммодиум» восстановить потерю жидкости и подождать – никакие вредные бактерии в анализах не обнаружены. Самое смешное, что никто не соотнес визит моей бабули и конфуз, случившийся с  похитителем цветочков. Бабуля очень ловко добавила травки в свежесваренное варенье, а будучи в гостях презентовала баночку убегающему из дома «Дону Корлеоне». Перед важными переговорами тот имел привычку пить чай, вот и на этот раз уселся за столом с чашечкой ароматного черного чая. Варенья же успел откушать полбаночки…

 

 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments