?

Log in

No account? Create an account
весна

Пиши пока пишется

Читай пока читается

Previous Entry Share Next Entry
Башмаки у двери спальни
весна
lyll2001
Где-то в городе Н.
Мама назвала меня Лесей в честь своей польской подруги. Когда-то они познакомились на большом симпозиуме археологов, съездили в пару коротких летних экспедиций и с той поры дружили «домами».
Эта самая подруга, пани Леслава, стала моей крестной и периодически наезжала к нам в гости с вкуснейшим польским сыром, пестрыми шерстяными шарфами и оригинальными сувенирами собственного изготовления.
Наш город встречал крестную непременным дождем или снегом. Она весело смеялась, кутала шею шарфом и восхищенно заявляла, оглядывая серые дома в унылой хмари:
- Такой салют в мою честь!
Я крестную обожала! Яркая платиновая блондинка с блестящими карими глазами, ультракороткой стрижкой и стильным мундштуком в зубах, лёля очаровывала всех мужчин в радиусе километра!
От нее не мог оторвать глаз ни мой сверхсерьезный братец, ни преподаватель социологии в универе, ни мои друзья из студенческой компании, которая сложилась на факультете к третьему курсу.
Семья пани Леславы владела несколькими антикварными магазинчиками, что позволяло пани колесить по всему свету в поисках раритетов, беседовать с учеными и нуворишами, дружить с профессорами и музейными работниками.
А уж ее чемодану позавидовал бы любой археолог – кисти, фототехника, блокноты и супермодные записывающие устройства! Все для того, чтобы молниеносно оценить то, что попало в поле зрения пани.

Только папа был почему-то каждый раз недоволен приездом крестной, хотя тщательно это скрывал. Нервно поглаживая короткий «ежик» на затылке, он бегал по комнатам и возмущался:
- Катя, ну я же просил не приглашать больше Леславу!
- Андрей, - улыбалась мама, - Леслава в приглашениях не нуждается! И потом, она крестная Леси!
Папа еще некоторое время возмущенно бурчал, но мама заманивала его на кухню пить чай с пирогами, и он сдавался:
- Ладно, пусть приезжает! Может, у меня командировка случится!
- Андрей! – в мягком голосе мамы проскакивала укоризна. - Неужели ты нас оставишь одних?
Папа откусывал огромный кусок рыбного пирога, запивал глотком чая из пол-литровой кружки и бесславно капитулировал:
- Буду дома.
Мама нежно целовала папу в лысеющую макушку и перезванивала лёле:
- Леслава, приезжай непременно, мы тебя ждем!

Основная радость общения с крестной доставалось мне, так как именно во время приездов пани Леславы папа задаривал маму билетами в театр, приглашениями в кино и на концерты - исключительно на двоих.
Леля громко смеялась на робкие мамины извинения и заявляла:
- Киса… - (Маму зовут Екатерина). - Я прекрасно понимаю твоего Анджея! Он все еще боится, что я сосватаю тебе Богуслава! Не волнуйся! Утешь своего мужа. Мы с Лесей отлично проведем время без вас!
Богуславом звали единственного сына пани Леславы. Энергичная мама считала сыночка рохлей и мямлей, а потому старалась найти ему «приличную девочку» в невесты.
Однажды, когда мне было лет десять, мама проговорилась, что у пани Леславы была большая любовь. Такая большая, что она бросила бродяжничество, осела на одном месте и родила любимому мужчине сына.
А потом пан Тадеуш погиб. Как–то очень глупо и некрасиво, то ли в аварии, то ли сорвался со скалы.
Похоронив любимого супруга, крестная стала еще более веселой и раскованной. Именно с той поры она носится по свету от Тайваня до Гренландии в поисках непонятно чего.
С самого детства пани Леслава несла для меня ощущение праздника. Сначала мы катались с нею на самых больших «взрослых» горках. Потом – «топили печаль» в аквапарках. Затем освоили лыжи и водные мотоциклы.
Папа только жмурился, когда вечером, за ужином крестная громко заявляла:
- Завтра мы с Лесей идем в танцевальный клуб! – Или: - Я все узнала, гонки на оленях - это о-о-очень интересно!
Когда в городе отрыли пейнтбольный клуб, мы с братьями и крестной были первыми посетителями, расколотившими «бункер» из надувных матрасов.
Первый картинг и первый взрыв на трассе - тоже наших рук дело. Правда, позднее оказалось, что пани Леслава запаслась специальными химическими бомбочками из магазина розыгрышей, но взрывались-то они по-настоящему!
Папа был в бешенстве! Он кричал, что всеобщее поклонение плохо влияет на пани Леславу! Это безответственно - использовать взрывчатые вещества рядом с ребенком!
Мама, сама очень бледная, охотно соглашалась с папой, но изрядно смягчала формулировки:
- Андрей, ну ты же знаешь, что Леслава немного не в себе после смерти Тадеуша… Конечно, она немного избалована и капризна, но красивой одинокой женщине многое прощается.
Папа очень долго сердился на крестную, но общаться нам не запретил. Пани Леслава учла осторожные мамины замечания и наши приключения перестали носить столь взрывной характер. Во всяком случае при родственниках.
С крестной были связаны и кое-какие мои детские секреты.
Мне исполнилось пятнадцать, когда родители путем невероятно сложных обменов через куплю-продажу и пары кредитов сумели купить две квартиры рядом – трехкомнатную и однокомнатную.
Квартиры соединили, отремонтировали, а потом мы торжественно въехали в новые хоромы. В день новоселья, как всегда, неожиданно нам на головы свалилась пани Леслава.
Маме она подарила огромную люстру чешского стекла, папе достался африканский коврик из чего-то похожего на мочало, а мне - маленькая пушистая игрушка «ловец снов». Братья получили коробки шоколада, и поначалу я им страшно завидовала.
Однако, укладывая меня спать в новенькую кровать из лакированной сосны, мама повесила подарок на стену и подмигнула:
- Не забыла сказать «на новом месте приснись жених невесте»?