?

Log in

No account? Create an account
весна

Пиши пока пишется

Читай пока читается

Еще кусочек к празднику
весна
lyll2001

Едва не потерял девчонку, ух…еще бы чуть - чуть – и заметили бы…Пора сматываться, время не ждет…

 

Утром я напоминала жизнерадостного енота  - под глазами темная «маска», глаза красные, даже  причесанные волосы и опрятная одежда не скрадывали впечатление. Бабуля просто лишилась дара речи,  увидев меня во дворе на ярком летнем солнышке. А тут еще и Макс появился… Изучив разнообразие колеров на моей физиономии поинтересовался – где это меня так угораздило? «А почему где, а не кто??» - в свою очередь осведомилась я. Ухмыльнувшись Макс, заявил – «Если бы это был «кто» его кусочки уже грузили бы в «скорую». Сказать в ответ было нечего,  и я лишь пожала плечами – ну не помню я,  где так приложилась, хорошо, что цела. За пределы двора меня не выпускали (не очень то и хотелось), наклонятся, желания не было совсем – сразу темнело в глазах и хотелось поближе к ближайшему тазику. По этой причине садово-огородные дела  отпадали.  Так что,  утянув из холодильника кувшин с компотом и остатки творога с изюмом, уселась на скамейку в тенистом уголке двора и потихоньку стала набрасывать «романтического героя» из смеси Чайлд Гарольда и Хитклифа. Добросовестно вымученные классы художественной школы мало помогали – все же слабая техника и романтизм в сочетании дают нечто малосъедобное. Исчиркав с полдюжины листочков в клеточку я, наконец устала и забрав посуду ушла в дом, полежать с компрессом и не увидела, как зашедший во двор Макс перевернул разлетевшиеся листочки, присмотрелся и собрав их ушел так же тихо, как вошел.

Еще два дня после свадьбы Андрея и Марины было тихо, потом народ приезжий потянулся в ближайший город на работу, дачники за продуктами и запчастями, отменно фигуристые дамы поволокли туда же сумки с зеленью, молоком и яйцами в надежде увеличить свои доходы. И мало-помалу меня тоже потянуло в цивилизацию, к тому же нашелся отличный повод – найденная возле клуба девчонка поправлялась, и надо было ее навестить. Электрички по летнему времени ходили довольно часто, поэтому утром в понедельник я переждала прилив – отлив дачников и грибников и выбралась к перрону уже часов в 11. Если в самом поселке цивилизация ограничивалась асфальтом на центральной улице и вереницей древних тополей вдоль оной, то на станции асфальтом было укатано все, вплоть до крылечка магазина возле типового как остановка здания вокзальчика. В июльский полдень даже идти по асфальту было тяжко, а уж стоять и вовсе невыносимо. Темные очки и шляпка прикрывали  остатки синяков, беленький в бирюзовый цветочек сарафан и босоножки на плоской подошве позволяли спокойно зайти и в магазин и в больницу, и по городку пробежаться, не рассчитывая на ленивый общественный транспорт. Вместо сумочки я взяла красивый пакет с домашними вкусняшками для больной,  закинув туда же кошелек и телефон. Электричка прибыла вовремя и, загрузившись в вагон,  выбрала уголок у окна на тенистой стороне, достала книжку и отрешилась от окружающего – все равно ехать до конечной станции.

Городок небольшой и пыльный делился на две части – старую, застроенную частными домами и новую – с парой многоэтажек и кубиками больницы и кинотеатра. Недавно в закоулочке на задворках кинотеатра появился крошечный храмик, почти часовенка робко протягивая купольный крест к окнам больницы. Заглянула в магазинчик на остановке, добавила в пакет холодную минералку и  йогурт, заодно тут же в аптеке купила бахилы и в гордом одиночестве (лето, жара) поднялась на высоченное крыльцо. «Вы к кому??» Поинтересовалась вахтерша в белом халате и шапочке. «В травму к пострадавшей из N..» «До 13.00 скоро тихий час» Торопливо накинув выданный халат и бахилы, поднялась по гулкой прохладной лестнице на третий этаж, прошла по пустому коридору заглянула в большую палату на 6. « Здравствуйте» пять лиц разного возраста с любопытством повернулись ко мне, шестое в обрамлении марлевых тампонов на пластыре лишь чуть дрогнуло. К нему я и подошла: «Привет, я Аглая, приехала тебя проведать. Вот, это тебе – пакет опустился на тумбочку - как самочувствие??» Девчонка молчала, даже не пытаясь говорить,  просто смотрела на меня с удивлением. «Я тебя нашла, возле клуба» - по бледным щекам потекли слезы. Тут все тетки,  прислушивающиеся к разговору, кинулись на помощь – одна подошла с платком, другая со стаканчиком сока с соломинкой, третья сказала – «Настя  не говорит и не встает, горло цело, врач сказал  шок, должен скоро пройти». Я почувствовала себя виноватой, говорил же участковый, что ничего не сказала, но я подумала, что просто не помнит, напугалась, а все оказалось еще хуже. Захотелось немедленно убежать или провалиться сквозь землю, но тетки подсуетились – поставили мне окрашенную белой краской табуретку. Пришлось сесть, чинно сложив ручки, и задуматься – расспрашивать девчонку нельзя, слезы все еще блестят дорожками от уголков глаз к волосам, а о чем с нею поговорить?? Тут кстати припомнилась свадьба, и я принялась долго и подробно описывать свадебные хлопоты и переполохи. Когда дошла до натянутой ловкими соседками поперек улочки веревки и долгого выкупа жениха девчонка даже заулыбалась потрескавшимися губами. Тетки в палате тоже прислушивались и одобрительно кивали, однако, молча, я поздновато сообразила, что с сотрясением мозга смеяться проблематично и перешла к описанию нарядов.

Девчонка что-то пронюхала, придется присмотреться к ней поближе…Проблемы сейчас ни к чему, скоро все замолчат…

Минут через 40,  покидая юдоль скорби, я увидела мелькнувшего в коридоре человека в форме, но подходить не стала – решила походить по магазинам. До электрички оставалось еще два часа, вполне можно было пройтись по кондиционированным залам и съесть мороженое в кафешке на крыше.  Облюбовав себе столик  в уголке, под хлопающим на легком ветерке зонтом,  я поставила вазочку и стаканчик на стол, присела, сдвинула очки на волосы, шляпка уже лежала в пакете, и принялась неспешно ковырять застывший комок пластиковой ложечкой. Мороженое оказалось замечательным – плотным, сливочным с подливкой из кисловатого сиропа, только вид за обрезом крыши оставлял желать лучшего. Задняя стена универмага, выходила на такие же задворки вокзала,  и вместо кустиков и деревьев приходилось любоваться кирпичной стеной украшенной ржавой арматурой и сакраментальной белой будочкой с буквами «М» и «Ж». Правда с другой стороны наличествовали и деревья, и кустики и шумная вокзальная толчея в скверике возле остановки, но там все столики были заняты ожидающими и отъезжающими. Подкрепившись, я стала потихоньку оглядывать соседей. Дедушка когда-то давал такое задание – рассмотреть человека, а потом нарисовать по памяти, обычно мы гуляли в парке или просто сидели во дворе на скамейке и рассматривали все вокруг. Со временем у меня появились любимые места для наблюдений и набросков, но потом перестало хватать времени на все сразу, в 9 классе все, дрожа, готовились к экзаменам. И пришлось забросить рисование совсем, но привычка осталась.

За соседним столом сидела пара мужичков в камуфляжных штанах и затрепанных футболках, рядом на стуле стояла небольшая обтертая сумка, поверх которой покоились две кепки цвета детской побежалости. Наверное,  работяги, заскочили перекусить – точно, на столе нет спиртного, только чай и две пластиковые миски пельменей. Дальше сидела полноватая тетка в джинсах,  с бокалом пива и орешками, иногда выглядывая поверх голов в сторону вокзальных часов. Встречает что ли кого-то?? Сумки под столом нет, а здорово синие джинсы сочетаются с бледно-оранжевой футболкой…Дальше суетливая молодая мамаша с ребенком, пытается напоить его соком из коробочки с трубочкой, пока муж кантует сумки, наверное, к родственникам собрались – провожающих не видно. Пытаюсь мысленно выстроить композицию трех человек и пары клетчатых сумок. Так, а там…ба! В углу под чахлой пальмой тихонько потягивая нечто из пластикового стаканчика, поблескивал темными очками знакомый парень – тот, что был на «космической» иномарке. От растерянности я помахала ему рукой, а он приветственно поднял стаканчик. Тут же осознав всю глупость такого поведения, и чувствуя, что вот-вот покроюсь румянцем, нырнула взглядом в вазочку с мороженым и не заметила, как это подозрительный тип,  одетый на этот раз в белую майку и бежевые брюки исчез, оставив на столе купюру. Вскоре между столиками пошла девчонка в джинсах и капроновом фартуке с оборками, собирая на поднос салфетки, стаканчики и прочий мусор и мне расхотелось тут сидеть. Подхватив со стола кошелек и телефон, задумалась на ходу – на вокзале толкаться не хотелось, на перроне жара. Спустилась вниз и увидела крошечную палатку с дисками и кассетами – вот хороший повод постоять в тени и на воздухе. Разглядывая пестрые коробочки, я опять заметила парня в темных очках среди теток, торгующих зеленью и семечками. Рассердившись, быстро расплатилась за диск с популярными мелодиями 60  для бабули и поспешила к перрону. Уже усевшись в вагон, стала себя уговаривать – ну что удивительного – живет парень в поселке, выбрался в город, теперь возвращается на электричке, вполне обычная встреча, мало ли знакомых сейчас в соседних вагонах едет?? Под тихую беседу сама с собой я и задремала. Проснулась от того что проходящий мимо тип задел меня полой куртки по лицу глянула ему в след и зашипела – ходят тут всякие, ой, моя остановка!! Электричка уже замедляла ход. Подхватившись, я рванула к тамбуру,  и постояла еще минутку, приходя в себя до полной остановки поезда.

Девчонка просто путается под ногами. Алло, Владимир Семенович?? Я вам

отправил факс, проверили??  Хм 19 век, возможно конец 18?? Ясно, а что экспертиза?? Спасибо, буду звонить еще.